Ваши Рассказы. - Union (ролевая)
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Прохожий | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Union (ролевая) » Вселенные конца света » Art of War » Ваши Рассказы.
Ваши Рассказы.
Cpt_JacksonДата: Понедельник, 01 Авг 2011, 00:25 | Сообщение # 1
Железной хваткой
     Сообщений: 227
     Награды: 2  +
     Репутация: 8  ±
     Замечания:  ±

Рассказы свои размещать здесь. Если размер рассказа более 10 страниц в Word, создаем для него отдельную тему. В будущем если рассказов накопится достаточно, создадим отдельный форум.

Рассказы выкладываются следующим образом:

Вселенная:
Период:
Автор:
Название:


Вот пример и мой первый рассказ:

Вселенная: Звездные Войны
Период: Гражданская война (между 5 и 6 эпизодами)
Автор: Никита Жак
Название: "Мы с тобой Майор".


Вокруг были взрывы. Земля, несчастно испещренная окопами, вздрагивала каждый раз, когда платформа дальнего действия производила залп. Уже неизвестно сколько времени хронометр давал отрицательные показания, обозначал, что по плану бомбордировка «Земля-земля» должна была закончится. Там, куда уносились заряды похоже земли уже не было. Только раскаленная плазма. Майор пару раз ударил по гермошлему, чтобы сбить землю боковых дыхательных панелей. Его некогда белоснежная броня была сейчас грязного земляного цвета, замазанная зеленой травой. Хотя единственное что отличало вид майора от других это удлиненный наплечник с выпиравшими символами 501 легиона. Как же сейчас майор был спокоен. Пока они здесь, а повстанцы там, и плазма несет им страх и горечь поражения, его душа трепетала, вслушиваясь в каждое новое сотрясение земли. Но все же, почему хронометр говорит, что бомбовый удар должен закончиться сейчас? Даже неопытному воину понятно, что пока машина не отстреляет хотя бы 40 % боевых зарядов, наступление не начнется. Он убрал бинокль на грудь и спокойно двинулся по очередной развилке окопов в поисках жилы ведущей к огромной платформе. Подниматься на нее было сложно, все было замазано сырой землей, ступени были скользкими. Было видно, что машина стояла тут уже неделю, маскировочное поле давно вышло из строя и единственной защитой от разведки противника была та самая грязь, которой можно сказал засыпали до самого основания ставшую машину. Платформа прибыла месяц назад с последними подкреплениями, что могло предоставить командование. Хотя зачем подкрепления, это же 501 легион. Мы элита черт подери. Нам бы припасов еще немного, да поддержку с воздуха хоть какую. И победа. Но что может обычный штурмовик поставить против магнитных штормов, которые выводят из строя любую технику. Майор открыл панель входа быстро, ему даже показалось он ее не коснулся. Внутри все было чисто, хотя очистные системы встретили его ласково. Одна проводка луча вдоль всего тела дала знак, о том, что опасности нет и майор мог проходить внутрь. В рубке наведения было пусто. Система работала самостоятельно. Неужели что-то случилось с сержантом артиллерии, что он оставил свой пост? Майор не долго думая двинулся в оружейную. Там он и нашел сержанта. Шлем был окровавленный, густо запачканный землей, но лежал рядом с бездыханным телом. Сержант пустил себе заряд через рот. Покончил с собой по офицерски. Да, тяжело было старику. Вчера его единственного сына разорвало на части при контр-наступлении на минном поле, установленном по его же приказу. Знал старик, что только трусы и повстанцы по этой тропе пойдут. Жаль его, не с чем будет возвращаться домой к жене. А что он ей скажет? Дорогая у меня 5 медалей за героизм, а нашего мальчика разметало по всему полю, даже хоронить не надо. И они весело сядут обедать. Конечно это не так.

- Мир тебе сержант. Спи спокойно.

Майор достал их под стойки с цистернами плазмы небольшой кусок брезента и накрыл им старика.

- Санитарная служба, сержант Моррис мертв. Похоронить. Рапорт я сам напишу.

Послышалось шипение связи – Да сэр.
После этого мужчина поднялся и не проронил не слова. Какие же люди уходят из жизни. А ведь этого чет подери не было, когда Империя только зарождалась. Не войн, не голода, не этой чертовой демократии. Майор не был политиком, но и не страдал от ее нехватки. Ее просто не было в его жизни и на том спасибо. Пускай штабные крысы делают, что хотят, но каждый кто сегодня погибнет в бою навсегда останется героем, может не галактики, может не Осколков, но точно Галактическая Империя будет его помнить. А таких людей были миллионы. Не понятно, откуда Республиканцы брали столько людей. Все они были разношерстные, грязные, часто больные, но все шли в бой так, словно родились солдатами. Это радовало Майора. Все эти мелкие восстания, капризные жители сектора… Ему даже не хотелось вспоминать начало службы, что просто наличие Е-11 моментально улаживало любой домашний спор очередных дебоширов. Хотя было ли это? Кажется да. Пройдя в рубку ведения огня он посмотрел на автоматическую систему. Судя по тому, как ее настроил сержант, огонь она вести будет еще недолго. Как раз столько сколько нужно. Хотя пройдет пара часов и из штаба придет запрос «Извольте отвечать почему растрачивается драгоценная плазма?». И что же майор ответит очередному жирному чиновнику, который даже и не подозревает, что как только погибнет последний штурмовик, этот чиновник даже не успеет поднять свой тучный зад, как повстанец вцепится ему в горло обеими руками, большими пальцами выдавит глаза, заставив того стонать как свинью, а потом медленно задушит, чтобы лицезреть, как «Имперская гнида» помирает в мучениях. Да. Майор бы так и сделал, будь он повстанцем. В Имперской Армии не было Республиканцев. Все понимали, что это за наемная армия, в каком качестве она поступает в ряды ВРС и с какой скоростью обучается. Не будь на майоре шлема, он бы сейчас сплюнул от злости. Столько людей страдает из за чиновничьей лени и жадности. Ничего, он обязательно напишет об этом Императору. Тот услышит и сделает правильный выбор. В этом майор не сомневался. Он не чувствовал себя собакой, бегущей на поводу какой то невероятной идеи. Просто присягая на верности Империи, он сделал выбор. И никогда он не откажется от своего выбора. Или погибнет. Но это маловероятно. В его строю ветераны, он сам не раз помнил о том, что и он ветеран не одной войны. Но все же почему то именно сегодня мужчина думал, что бой будет трудным. Можно сказать одним из самых тяжелых за все годы боевого опыта. Новичков в батальоне было мало, да и те будут сидеть за минометами и ждать отступления, чтобы прикрыть тылы солдат. Да и большего от этих мальчишек не требовалось. В бой шли все, кто только мог держать оружие, но Империя допускала только тех, кого одобрит мед-комиссия. Не то, что повстанцы, набирающие сброд с помоек и свалок мусорных отходов. Толпы голодных и злых отбросов Империи, решили взять свое обратно. Майор скорее сожрет весь свой боезапас в собственном соку, нежели отдаст этим бездомным хоть клок земли. И вот хронометр теперь настроенный на нужное время мерно отсчитывал последние минуты до начала наступления. Майор быстро покинул платформу. Надо поднять бойцов. Сейчас они устроят бездомным кровавую баню. Строй был ровный. Ветераны, даже находясь в шлемах, выглядели спокойными, не было лишних движений. Каждый с начищенными наплечниками, для распознания ранга и имени. Хотя это было нужно только по уставу. Даже если бы солдат был по самый лоб зарыт под землю майор узнал бы его по клоку волос на голове. А тут вот какое удовольствие радиосвязь. Еще до десантирования майор поболтал со своим товарищем из обеспечения и теперь у его отрядов была как-никак новая коробка связи, а это значит внутренние переговоры без помех. Чистый голос. Очень даже хорошо, что сейчас солдат не тревожит дребезжание распознавателей голоса и скрежет радиопомех. Этот бой будет для них мягче чем другие. Хотя майор часто признавался себе, что скрежет помех только добавлял адреналина в кровь. Сегодня адреналина хватит на всех. Даже на полевых поваров. Вот же эти дроиды вскипят, когда батальон соберется ужинать. А если наступление на захлебнется, так они и дроидов сожрут. Майор легонько улыбнулся чтобы скрыть свой юмор и оглядел стоявших перед ним бойцов. Пора. Через две минуты автоматика даст сигнал и равнину нужно будет штурмовать. Майор не стал воодушевлять солдат речами, просто объявил:

- Бойцы. Нам дан приказ взять равнину Пхо-Лайан. По данным разведки там находится один из основных полевых штабов планеты, принадлежащих Республике. Командованию отступать некуда. Но и нам тоже. Над планетой сейчас нет полетов, в ближайшие дивизии в трехстах километрах от нас. Сегодня мы должны взять оборонительный участок и сравнять его с землей. Не бойтесь смерти, поскольку выжившие будут завидовать вам еще долгие месяцы, пока не наступит демобилизация и ваши задницы не растолстеют от гражданской жизни. А теперь ублюдки, я хочу, чтобы вы приготовили свои ножи и начистили их до ослепительного блеска. Кишки повстанцев вязкие как глина, а вам предстоит подарить каждому из них по шашлыку из их собственных, мать вашу, органов!

Ветераны одобрительно подняли кулаки над собой, а так как внутренняя связь на время брифинга была отключена, их крик слышался только в пределах самой колонны. Собственно шлемы снимать никто не хотел. Клубы пыли постоянно попадали в рот. И вот артиллерия закончила грохотать, опустив огромное дуло перпендикулярно земле. Майор поправил нож, висевший на левом бедре. Нож напоминал огромный мачете, с заостренными краями. Видно было что точил его дикарь, однако при ближнем рассмотрении можно было понять, что линии ровные, как пустынная тропа, по которой сейчас спускался отряд, а вдоль рукояти были выцарапаны слова. Майор любил свой нож, он был незаменим в ближнем бою. Остальные расходовались стандартным «Берсеркером», хотя это был их стиль сражения в ближнем бою. Вдалеке виднелись тучные столбы пыли. Они поднимались высоко. Понятное дело, плазма вывернула на изнанку всю землю в округе превратив ее в раскалённую пыль. Не завидовал сейчас Майор никому, кто был в том штабе. По командной сводке, штаб представлял собой крепость – бывшее поместье какого то Графа, перешедшего на сторону Республиканской гниде. Ну и конечно же этот граф предоставил свой родной дом, как штаб боевых действий. Вокруг были установлены оборонительные ряды, до начала магнитных бурь Республиканцы много чего туда навезли. Да только толку от это теперь не было, плазма точно снесла два три десятка оборонительных башен. А кроме них у повстанцев минометы, автоматические бластеры и добрых две сотни голов вооруженного скота. Но это не волновало майора. Главное чтобы оборонительные башни были уничтожены, остальное дело сноровки. И вот послышался командный сигнал в шлемах бойцов и солдаты понеслись вперед через клубы пыли и песка. Их ноги то и дело проваливались в рыхлую грязь, которой была забита вся дорога, они перепрыгивали широкие провалы, помогали подняться тем, кто сам подняться не мог. В основном это были солдаты с тяжелой амуницией. Но и тем было не привыкать. Впереди полтора километра бегом, после чего необходимо было подавить противника перекрестным огнем и штурмом взять укрепления. Полтора километра показались секундами, когда майор дал приказ рассредоточится. Огонь со стороны окопов начался в то же мгновение. Сердце кого-то вздрогнуло, послышался гул в динамиках, после чего быстро стих.

- Шумовые гранаты на час дня! Третий отряд работайте по окопам.

В этот момент загремели Империские бластеры. Красные лучи вырезали передние окопы с такой скоростью, что майору показалось что это один прямой плазменный удар. Послышались глухие взрывы, окоп встряхнуло, вывернуло наизнанку и окутало пламенем.

- Занять позиции первого окопа!

Штурмовики молча повиновались приказам, бросаясь в испещренные земляные воронки и то, что осталось от переднего окопа. Тот оказался не особо глубоким, вероятно его рыли наспех, однако когда майор и сам очутился в нем то, понял, что окоп усыплен жжеными плазмой телами. Впереди на окоп рухнул еще больший град бластерных зарядов. Это скорее всего были бластерные гнезда. Обзор для них был закрыт из за все еще поднятой пыли, однако по траектории стрельбы было понятно, где именно находятся гнезда.

- Гренадерам цель А-17-9, повторяю А-17-9.

Ракеты унеслись в глубину пылевых столбов после чего послышались десятки взрывов, заглушаемые динамиками. Ряд огня замолчал на несколько секунд, после чего солдаты бросились вперед к следующему окопу.

- Готовсь к ближнему бою! Разорвать ряд обороны!

В следующий окоп Майор попал одним из первых. Звуковая граната угодившая точно в цель выбросила из окопа нескольких солдат, по телам который мужчина в паре прыжков оказался в земляной насыпи. Удар в спину он почувствовал не сразу, вероятно потому, что был занят бросившимся на него повстанцем. Его мачете блеснул быстро отсекая тело от головы. Удар был не сильный, хотя в спине почувствовалось легкое жжение. Обернувшись майор понял, что его только задело. Сержант штурмового отряда несколько опоздал с приземлением уведя винтовку противника в сторону. Это чуть не стоило майору жизни, однако бой должен был продолжаться. Со вторым окопом пришлось повозиться, повстанцы внутри дзотов наглухо закрылись не желая бросать ценное оборудование, а потому продолжали вести огонь по тем, кто шел последним. Это их и сгубило когда в пятом отряде нашелся огнеметчик. Парню досталось много работы три дзота он выжег до основания полностью израсходовав ранец с напалмом. Хорошо, что дальше по данным разведки дзотов не было. Третье укрепление представляло из себя высокую накрененную насыпь и стену по виду больше декоративную, нежели что-то еще. Тем не менее, она была усыпана мешками с песком и это осложняло продвижение. Было принято решение подойти как можно ближе, под прикрытием бластерных пулеметов и забросить на центральный и боковые проходы по мощному взрывпакету. Артиллерии сейчас нельзя было вести огонь. Слишком много своих на этой территории. Взрывы прогремели по очереди, однако левая сторона укреплений осталась цела. А это означало, что левое наступление имеет риск захлебнуться. Тогда Майор дал приказ немедленный штурм с применением дальнобойных орудий. По бокам установились тяжелые ганслингеры, которые тут же начали окатывать стоявшее в сорока метрах здание, стреляя по этажам. Это был отвлекающий маневр. В этот самый момент вперед пошли газовые гранаты, полностью закрывшие обзор. Ганслингеры начали вести огонь по верхним этажам, открывая коридор прикрытия для штурмовой группы. Вход был успешным, хотя именно сейчас нервы у всех были на пределе. Майор бежал к левой стороне наступления, за ним следовали еще пятеро обычных солдат и один сержант.

- Майор, у меня странные помехи в эфире.
- У меня тоже. Это переговоры… с техникой. Черт!

В этот момент взрыв смел четверых их отряда. Остались в живых только майор, солдат и сержант, правая рука которого висела на ниточке. Перед ними был раскуроченный декоративный фонтан, под которым тройка и спряталась. Сержант хрипел от боли, но не кричал. Рядовой стащил с него шлем. Из носа и ушей текла кровь.

- Рядовой, ранен?
- Цел сэр, а вот сержант плох. Руку ему растянуло взрывом.


По голосу рядовой был давно не чист на руку. На его шлеме красовались семнадцать точек и три квадрата. Значит он убил семнадцать повстанцев и троих взял в плен. Еще чуть чуть и парень получит капрала. Майор выглянул в сторону и увидел свечение трех фар. Рядом с ним прогремел еще один взрыв, после чего майору на голову посыпалась кладка, а именно то, что осталось от камня аккуратно выложенного вдоль всего штаба.

- Рядовой бери сержанта и тащи его в сторону первого прорыва. Этот танк я беру на себя. Дай мне липучку и уходи.

Рядовой кивнул, бросил в руки майора заветный шар и подхватив плотного командира ринулся в дым, быстро исчезая за закромкой бластерных выстрелов. У майора был план, но выполнить его он мог только с помощью первого прорыва, который так и не состоялся. На поясе осталась последняя газовая граната. Он бросил ее в сторону танка и скрылся за фонтаном. Грянул еще один взрыв, который уже был прицельным, однако слой дымы все же расстроил планы наводчика. Фонтан разорвало на куски бетона и керамики, после чего майор благополучно выпрыгнув из укрытия скрылся за одним из обломков. Высотой некогда красивый источник воды было около четырех метров. Настоящее произведение искусства. Жаль, что майор не успел разглядеть его верхушки, где особенно хорошо получилась лепнина в виде крыльев. Это был ангел. Символ надежды. А теперь лишь кусок бетона раскуроченный плазмой. Газовая граната не заставила себя долго ждать, хлопок быстро перелился в плотную дымовую завесу, в результате чего даже свет фар пропал с визора. Майор сделал кувырок и бросился бежать в его сторону вдоль стены.

- Одиннадцатый отряд, что там с прорывом?
- Взрывпакет готов, ждем приказа от командира.
- Где Ваш сержант?
- Убит. Ждем замену из пятого отряда. Приказов не получали.
- Взрывпакет на вскидку, двенадцать часов, угол броска пятьдесят, таймер двенадцать, заряд стандартный.


Майор говорил быстро, однако новая коробка связи четко передавала все его слова. Танк уходил назад, вероятно командир понимал, что оставаясь в дыму, он может обречь машину на быструю смерть. Когда дым начал редеть, мужчина услышал взрыв и понял, что теперь у него есть всего пара мгновений. Танк действительно был там, где предполагал майор, он развернулся в сторону взрыва и отходил назад к зданию, чтобы иметь более точный обзор для стрельбы. Именно в этот момент майор резко свернул вправо обходя танк сбоку и нажав на липучке кнопку активации метнул ее под обнаруженный танк. Это был старый AT TE-m, машина контрабандистов, доставшаяся от нелегальных продаж списанной техники. Граната вцепилась в коленный сустав правой ноги и взорвалась, опрокидывая танк на образовавшуюся пустоту. Тот вспыхнув цветами радуги только и успел выплюнуть пилотов, как сразу вспыхнул. Проводка перегрузилась от падения и лопнула как перекачанный воздухом мяч. Майор покатился в дым, вскакивая по дороге, понял, что сейчас нужно отступить и перегруппироваться с другим отрядом, иначе он попадет под заградительный огонь. Отряд нашелся быстро, это были гренадеры, работавшие по окнам старого поместья. Осмотревшись майор понял, что сержанты выполняли приказ сполна, ведя отряды рассредоточенным ходом, окружая здание. Внутренняя охрана уже не представляла опасности. Узкие пространства это одно из лучших мест для штурмовика, для ведения боя. Дом сотрясался еще около часа. Майор не вмешивался в работу солдат, а лишь следил за обстановкой и в перерывах между этим добивал раненных повстанцев, попадавшихся под руку. В приказе ничего не говорилась о пленных. Главная задача была захватить начальников штаба. И вот остался последний коридор. Он был длинным. Майор прошел его за один шаг. Прямой удар гранатомета метко снес дверь, ибо заряд был слабый, а потому вспыхнувшая дверь разлетелась в щепки. До этого со стороны двери шел непрерывный огонь в несколько рядов, однако быстро закончился. А именно закончились магазины и их нужно было менять. Внутри штурмовик оказался быстро. Ему на встречу бежал гвардеец Альянса. Это была охрана высокопоставленных руководителей и генералов. Он держал штурмовой нож высоко над собой вероятно использовал исходную тактику. Командиры не жалели патронов и вероятно в таком расположении сняли оружие со своей охраны и отдали его оборонительным отрядам. Майор выхватил мачете также быстро, как и отразил падение клинка ему в грудь, буквально насадил гвардейца на лезвие своего «ножа». Гвардеец брызнул кровью изо рта и выронив нож замер в ту же секунды, но майора он уже не интересовал. По бокам от него стоял с десяток штурмовиков. По центру комнаты стоял мужчина преклонных лет. Он смотрел на Майора с угнетенным взглядом, хотя нотки злобы в нем все же были. Мужчина резким движением руки что то бросил себе в рот, но не ударить челюстью, не проглотить он не успел. Майор стоял перед ним подняв руку горизонтально в направлении шеи мужчина. Пальцы покрытые черной материей дрожали, а Граф хватался за горло. Его шею сдавливало все сильнее. Майор забыл про все приказы. Мужчина поднялся в воздух и завис, отчаянно хватаясь за горло. В этот момент его голова превратившись в сплошное месиво из костей и мозгов обрызгало все вокруг оставив тело еще секунду висеть в воздухе. Майор обернулся. Вокруг была сплошная дымка. Рядом с ним стояли солдаты. Они были без шлемов, все в крови.
- Товарищ Майор... Мы умерли да?
- Да солдат. Ты погиб, как герой.
- А можно мне не быть героем, а живым, товарищ майор?
- Я уж тут бессилен, друг.
- Товарищ Майор, может быть вы скажите почему все так кончилось?
- Я не видел, как тебя убили.
- Тогда, мы будем ждать Вас товарищ Майор. И мы снова пойдем в бой, так?
- Так точно рядовой. Так точно.


Riot! Никто кроме нас! ©

<Анкета>

 
Union (ролевая) » Вселенные конца света » Art of War » Ваши Рассказы.
Страница 1 из 11
Поиск: